Никакой реальной опасности неонацизма в Армении, конечно же, нет — Ваан Бабаян

Председатель партии Реформистов Ваан Бабаян на своей странице в ФБ пишет:

«Никакой реальной опасности неонацизма в Армении, конечно же, нет. Я уверен, что акция лже-гитлеровцев, которая была осуществлена недавно, имеет своего хозяина, и здесь есть много важных нюансов, о которых я хотел бы сказать.

Прежде всего, Гарегина Нжде попытались превратить в фашиста. Почему?  Об этом я напишу  отдельно. Если бы они пошли к статуе адмирала Исакова или Закяна с гитлеровскими приветствиями, возможно, нашлись бы люди, которые бы и в это поверили, но Нжде – это другая тема, очень серьезная тема. Заказчикам интересен именно Нжде.

Теперь смотрите: здесь, помимо внешнеполитических вопросов, с помощью которых Нжде всегда пытались представить фашистом и тем самым пытались извратить настоящий  национальный менталитет,  хозяева в первую очередь хотели лишить РПА идвологической базы Нжде. Спросите почему? Я скажу: потому что единственная сила, несущая идею Нжде, это РПА, а нждеизм представляет опасность, потому что он может стать инструментом нового возрождения Армении. Заказчикам ненужно, чтобы то происходило через РПА. Более того, им нужен другой Нжде, фигура фашиста Нжде, с учетом того, что РПА за время своего существования доказала, что такого понятия не существует и это была бессмысленная попытка исказить историю. Что сейчас важно, так это создание образа Бандеры для Армении, а зачем создавать новый, если есть забытый старый? Хоть Нжде и не принадлежит никому, но все равно над проектом «Нжде» сейчас работают в разных направлениях.

Это спланированный процесс, но не с точки зрения создания неофашизма, а в плане внедрения новой шоу-программы по созданию Нжде-Бандеры, свидетелями чего мы еще станем не один раз.

Почему ,к примеру, активисты не пошли к статуе Дро или Андраника? Ответ один: чтобы снова, как по внутренним, так и по внешним векторам, ударить по планам возможного возвращения республиканцев. А то фашизм, черная одежда, вот это все и в Новый год. Как говорится, «Гитлер на месте? Нет, но он на районе».»